Борис Кит

Борис Кит (Кита) является одним из самых известных долгожителей белорусского происхождения. 108 лет заслуженный профессор американского университета в Мэриленд своими научными разработками стал причастен к путешествию человека на Луну. Практически всю свою жизнь посвятил разработке ракетного топлива. Несмотря на эмиграцию в США продолжал оставаться белорусом и даже разговаривал со своим сыном на белорусском. Не стало ученого в 2018 году. Может ли кто-то из современников представить, что этот человек застал еще дореволюционную Россию? Выдающийся физик, химик, математик и инженер. Автор многочисленных программ (в том числе «Лунной»), касающихся доставки человека на естественный спутник Земли.

Родился Борис Владимирович в еще царском Санкт-Петербурге. Его отец приехал сюда из Кореличей, где работал простым почтальоном. В поисках лучшей жизни обосновался в крупном городе Российской империи. Там же он познакомился и женился на своей супруге Ксении Зуровой, а спустя некоторое время на свет появился Борис. Юные годы были тяжелыми. Постоянные выступления народных масс, нехватка продуктов и их подорожание. Октябрьская революция вынудила молодую семью вернуться обратно в Кореличи. В Гродненской области в 1924 году Николай пошел в 4 класс, а спустя два года перевелся в новогрудскую гимназию. Известен факт волевого решения отца, который взяв свидетельство сына об окончании начальной школы, воз картошки отправился вместе с ним в Новогрудок. Там пристроив сына, вернулся обратно. Отец правильно рассудил, что там у сына больше шансов пробиться и обрести лучшее будущее.

Стоит отметить, что в ту пору Новогрудок входил в состав Польши. Этот факт позволил молодому парню в совершенстве овладеть несколькими языками. На тот момент он свободно изъяснялся на русском, белорусском, польском, украинским; также хорошо изучил английский, французский и немецкий. В 1928 году с отличием завершив гимназию Кит поступил в университет в Вильно (им.Стефана Батория) на физико-математический факультет. Окончив университет со степенью магистра математики, принялся преподавать именно эту науку в одной из виленских гимназий. Все ученики и коллеги с восхищением отзывались о молодом учителе. В 1939 году продвинувшись по карьерной лестнице Кита назначили директором школы. В этом же году по известному пакту Молотова-Риббентропа Вильнюс вошел в состав СССР. Советские власти стали препятствовать обучению гимназистов на белорусском языке. Поэтому директор школы со многими учениками перебрались в Новогрудок.

С началом Великой отечественной войны и с приходом немцев не оставлял преподавательскую деятельность. Преподавал в одной из школ под Молодечно, в Поставах. В один из дней его обвинили в связях и помощи партизанам, за что был арестован. В своих воспоминаниях и мемуарах Борис Кит рассказывает об этих днях, как самых страшных в своей жизни. Каждый день им проживался с осознанием возможного расстрела. 30-дневный арест в Глубоком вспоминается как ежедневное постепенное умирание. Не было ни толковой еды, ни одежды. К арестованным немцы относились безобразно. Каждый день власти лагеря забирали по 25 человек на расстрел. Из множества арестованных на 30 день осталось всего 5. Одним из них был и Кит. Помог освободиться ему один из бывших учеников, который попросил об этом гебиткомиссара. В 1943 году, освободившись, он был назначен директором молодечненской торговой школы. В числе предметов преподавалась история Беларуси, в том числе на белорусском языке. За эту вольность Кита даже отправили в Минск «на ковер», однако туда он не доехал – началось наступление советских войск. После войны с такого рода учителями и учебными программами советы расправлялись очень быстро. Понимая предстоящие репрессии и невозможность обучения школьников по белорусским программам Борис Кит был вынужден в 1944 году вместе с отступающими немецкими войсками эмигрировать сначала на запад, а спустя 4 года – в США. В 1950 году он устроился химиком в Лос-Анджелесе. В Саут-Ривере в который сразу переехал Кит, фактически при его участии была основана белорусская диаспора. По его словам, туда эмигрировало порядка 300 человек.  

Юного талантливого и крайне образованного ученого быстро заметили местные власти. Стали активно привлекать его к набиравшим оборот космическим исследованиям. Работая в North American Aviation (местной аэрокосмической компании) его наработки оценили по достоинству. В том время ракетостроение было трендом. Фактически началась холодная война с СССР; в том числе по освоению космоса. Первое негласное сражение в соперничестве США проиграли, поскольку первого человека в космос вывел именно Советский Союз. Власти США обозначили задачу – во что бы то ни стало догнать и перегнать СССР в космических разработках. Борис Кит в это время становится одним из технологов «Лунной» программы, в процессе которой создает принципиально иной состав ракетного топлива (на основе жидкого водорода), на которых летали «Аполлоны». Венцом этой программы стал успешный полет на Луну. В последующем Борис Кит был переведен на более высокую должность. Занимался разработкой спутников связи. В последний период жизни активно преподавал в мэрилендском университете. В 1972 году переехал в немецкий Франкфурт-на-Майне, где продолжил преподавание в местном отделении своего университета.

Является почетным профессором указанного университета, почетным доктором наук Гродненского университета, почетным гражданином Новогрудка.